ребенок десять месяцев дерет себе волосы

Отчего люди не летают, как птицы? Странный вопрос: у них нет крыльев. И потом, если бы они имелись у человека, то страшно бы мешали тому ползать. Ну скажите, возможно ли, имея за плечами два чудесных приспособления для перемещения в воздухе, делать пакости, обманывать, пресмыкаться перед вышестоящими и обижать тех, кто стоит ниже нас? Существо, умеющее парить, – это ангел…

– Что ты! – я изобразила крайнее внимание. – Как можно! Очень внимательно слежу за всеми твоими мыслями. Только секунду назад ты заявила: «Кто еще, кроме любимой свекрови, способен довести человека до полной отключки сознания!»

– У меня его нет, – спокойно ответила я, – как нет и свекрови. Олег достался мне сиротой, причем круглым. Впрочем, точно не знаю. О матери он сообщил, что она умерла достаточно давно, а об отце промолчал. Сказал, будто его воспитывал отчим, я поняла, что его тоже нет в живых. Там была какая-то неприятность в семье. То ли его родители разошлись, то ли разъехались, не оформляя ничего по закону… Одним словом, и свекор, и свекровь у меня отсутствуют.

– Нет, ты и не представляешь, как тебе повезло. А у меня полный боекомплект, даже чересчур полный: папенька, маменька и даже бабушка у Витьки живы, здоровы и веселы. Прикинь, что вчера произошло…

Я уставилась на Леру, наклеила на лицо самую приветливую улыбку и принялась кивать, изображая полнейшее внимание. Этому трюку я обучилась в семь лет. Моя мачеха, Раиса, когда напивалась, а случался запой, как по расписанию, два раза в месяц, второго и пятнадцатого числа, то есть когда выдавали получку, начинала бешено орать, тыча в меня пальцем: «Убью на фиг, ты почему не в школе, сволочь!» Сначала я пыталась объяснить разъяренной бабе, что часы давно пробили двадцать один час и телевизор демонстрирует программу «Время».

Но Раиса продолжала бушевать. Длился скандал, как правило, минут тридцать, потом мач

Источник

У Бориса Павловича была живая, чрезвычайно подвижная физиономия. С первого взгляда он казался моложе своих лет: большой белый лоб блистал свежестью, глаза менялись, то загорались мыслию, чувством, веселостью, то задумывались мечтательно, и тогда казались молодыми, почти юношескими. Иногда же смотрели они зрело, устало, скучно и обличали возраст своего хозяина. Около глаз собирались даже три легкие морщины, эти неизгладимые знаки времени и опыта. Гладкие черные волосы падали на затылок и на уши, а в висках серебрилось несколько белых волос. Щеки, так же, как и лоб, около глаз и рта сохранили еще молодые цвета, но у висков и около подбородка цвет был изжелта-смугловатый.

Вообще легко можно было угадать по лицу ту пору жизни, когда совершилась уже борьба молодости со зрелостью, когда человек перешел на вторую половину жизни, когда каждый прожитой опыт, чувство, болезнь оставляют след. Только рот его сохранял, в неуловимой игре тонких губ и в улыбке, молодое, свежее, иногда почти детское выражение.

Иван Иванович был, напротив, в черном фраке. Белые перчатки и шляпа лежали около него на столе. У него лицо отличалось спокойствием или скорее равнодушным ожиданием ко всему, что может около него происходить. Смышленый взгляд, неглупые губы, смугло-желтоватый цвет лица, красиво подстриженные, с сильной проседью, волосы на голове и бакенбардах, умеренные движения, сдержанная речь и безукоризненный костюм -- вот его наружный портрет.

На лице его можно было прочесть покойную уверенность в себе и понимание других, выглядывавшие из глаз. "Пожил человек, знает жизнь и людей",скажет о нем наблюдатель, и если не отнесет его к разряду особенных, высших натур, то еще менее к разряду натур наивных.

Это был представитель большинства уроженцев универсального Петербурга и вместе то, что называют светским человеком. Он принадлежал Петербургу и свету, и его трудн

Источник

Наталья Ивановна Степанова

7000 заговоров сибирской целительницы

ОБРАЩЕНИЕ К ЧИТАТЕЛЯМ И УЧЕНИКАМ

Я научу вас читать судьбу по звездам, видеть прошедшее и будущее на воде, правильно и безопасно преломить Зазеркалье, чтобы увидеть то, что скрывает незримая пелена нашего измерения. В зеркале и на воде можно увидеть потусторонний мир, вызвать душу человека, как живого, так и ушедшего в запредельное пространство.

Благодарю всех, кто поздравляет меня с праздниками. Меня это всегда очень волнует. Я искренне молюсь за всех, кто откликается на чужую беду. Отрадно читать письма людей, которые просят не только за себя, но и за чужих людей. Ведь Сам Господь говорил: милостливое сердце будет принято с милостью.

ПРЕДМЕТЫ МАГИИ

Я здесь напишу, в какое время что нужно добывать и на что употребить, а вы при случае старайтесь все это припасти. Отведите себе место в доме, где будете все хранить. Неплохо подписывать коробочки, чтобы не забыть, что в ней лежит и на какой срок. Вы будете знать, что где брать.

Венчальная свеча – ею лечат кликуш, т. е. порченых. Обычно их отчитывают в церкви, но даже это не помогает. Венчальной свечой лечить вернее. Но заполучить такую свечу непросто, так как не каждые молодожены отдадут свои свечи после венчания неизвестно кому. Все же нужно постараться заполучить венчальные свечи, ими лечат очень многое.

Крушина – веточки, кору хранят дома. Известно, что крушина послужила для сплетения тернового венца Христа Спасителя. С тех пор Христос наградил ее свойством исцелять от страха. Ее кладут под постель человеку, которого мучают кошмары. Детям помогает об боязни темноты.

Паутина лесная – собирают ее в лесу с кустов, с травы в Иванову ночь. Ходить за паутиной нужно в одиночку, чтобы ни с кем не заговорить. Скатывают паутину пальцами в шарики, как хлебный мякиш, клад

Источник

Захватывающий сюжет, удерживающий читателя в напряжении с первой до последней страницы, возносит изображенный в произведении мир к измерениям высокого трагизма, в которых пребывает современная цивилизация и призван привлечь внимание человечества к ведущей гуманистической идее: "Социум, воспитывающий из своих лучших сынов убийц, чтобы затем бросить их в мясорубку, в жертву Молоху - преступен. Если такое общество ничего не изменит - оно обречено оказаться на том же алтаре".

Ему казалось, что звала именно его. Полметра чернозема, а глубже, до самого дна могилы, желтый в черных прожилках песок, с обрезанными лопатами копачей корешками корней вялых кладбищенских кущей, представлялись домом родным. Про себя он отметил: "Домовына", - очень точное определение. Туда очень хотелось.

Слезы уже иссякли, высохли. В измученной, истерзанной в клочья душе все больше крепло желание тоже оставить этот жестокий мир. События последних дней, наполненных болью и страданиями, только упрочили в этом желании. Оставалась только чувство ответственности перед сыном. Страшно будет по его возвращению глядеть ему в глаза. Но будет нужно.

Он уже не помнил, какие сутки голову разрывал бравурный марш Славянки, под который они провожали сына, и ее последние слова, как заклинание: "Сынок, постарайся, вернись! Я не верю, что дождусь. Я чувствую: вижу тебя в последний раз..." А они с сыном только смеялись. Мол, не говори, мать, глупостей: все будет в норме. Все служат. И все возвращаются. И твой сын не исключение. Только теперь всем стало ясно: время показало - мать пророчествовала. Но тогда ее никто не понял: она боялась за себя.

Иногда у нее побаливало сердце. Со временем все сильнее. Особенно к концу его службы. Все полагали, что это самое опасное для нее заболевание. И пытались сбе

Источник

Утоли моя печали — Юлия Вознесенская

Этот сборник рассказов Юлии Николаевны Вознесенской объединяет одна общая тема – тема человеческого горя. И хотя каждый несчастный несчастен по-своему, но справиться с горем можно только одним способом – обратиться за помощью к Богу.

Они вышли из вагона, помогли друг другу надеть рюкзаки и зашагали по платформе по ходу поезда, и он тотчас за ними тронулся, обогнал их, набрал скорость и исчез в темноте; они стали осторожно сходить по оледенелым ступеням с платформы, держась один за правый, другой за левый поручень, спустились и направились гуськом по узкой тропе вдоль железнодорожного пути. Молча, друг за дружкой прошли они с полкилометра до переезда; тут тропа влилась в грунтовую дорогу, сейчас заснеженную и раскатанную машинами; они свернули по ней направо, в лес, стоявший стеной прямо метрах в ста от насыпи железной дороги. Шли теперь рядом, но все равно молчали. Луна освещала разъезженное полотно дороги и лес по обочинам, под ногами скрипел снег да изредка хрустели льдинки в колеях. Они уже прошли с километр, как позади что-то страшно и тоскливо взвыло:

На это Митя ничего не сказал. Поезд простучал позади и затих. И тут же заухал потревоженный им филин: «Охо-хо-хо! Охо-хо-хо!». Ему поддакнул сыч: «Угу, угу-гу-у! Угу, угу-гу-у!». Потом все снова стихло, остался только скрип снега под ногами.

Митя тихонько запел что-то монастырское, восторженно-тягучее, с припевом «Радуйся, Радосте наша, избави нас от всякого зла и утоли наша печали!»

— Это, Яша, название иконы Пресвятой Богородицы — «Утоли моя печали». Есть такая чудотворная икона в Москве. А у нас в монастыре имеется ее список.

— Таких ведь больше и нет. Я как только имя ее необыкновенное услышал — Ия, так и понял, что это чудо мне явилось, а не девушка. Так ведь теперь и не называют никого — Ия!

в какой день недели лучше подстригать волосы на голове
Давайте с вами поговорим о тонком пространстве, ведь волосы всегда считались чем-то мистичным. Попробуйте соблюдать правила стрижки по дням недели и по луне — вполне вероятно, что результат вас очень порадует.

С

— А ты знаешь, Митька, ведь И

Источник

Неопубликованное, неоконченное 1880 -- 1882 гг.

При жизни автора собрание его сочинений было выпущено в десяти томах (изд. А. Ф. Маркса, 1899 -- 1902; том XI, с повестями и рассказами последних лет, вышел посмертно -- в 1906 г.). Это издание не только не было полным, хотя в переписке и личных бумагах Чехова иногда именуется так, но и не называлось собранием сочинений. По настоянию автора книги выходили под титулами: "Рассказы", "Повести и рассказы", "Пьесы".

Для книгоиздательства А. Ф. Маркса Чехов отобрал лишь часть своих сочинений, заново отредактировав их тексты. В архиве писателя сохранились вырезки из журналов и газет, а также рукописные копии рассказов и юморесок, на которых рукою автора помечено: "В полное собрание не войдет". Некоторые рассказы (около 20) Чехов исключил после того, как они были им выправлены и набраны. Однако нет оснований считать, что состав и композиция первого собрания сочинений вполне соответствовали авторской воле: связанный договором, Чехов должен был считаться как с интересами издателя, так и с требованиями цензуры. К тому же Чехову не удалось собрать всего опубликованного им в журналах и газетах 80-х годов. В результате в издание А. Ф. Маркса не вошла почти половина того, что было создано Чеховым за четверть века его литературного труда.

объемные косички на тонкие волосы средней длины
На сегодняшний день самой популярной прической является косичка. А многим девушкам нравится именно объемная коса. В этом случае не обязательно иметь густые и роскошные волосы, ведь на фото объемные косы смотрятся шика

При жизни Чехова такое издание осуществлено не было. В 1903 году А. Ф. Маркс повторил -- в виде приложения к журналу "Нива" -- первое издание, механически разбив его на шестнадцать томов. Авторизованным здесь был лишь том XII, куда вошли повести и рассказы, приготовленные Чеховым, но не включенные в предыдущее издание {Имеются в виду восемь произведений (среди них "Дама с собачкой", "В овраге", "Человек в футляре", "Крыжовник", "О любви"), не вошедшие в первое издание, поскольку общий объем их не составил 10 печатных листов -- объема, который был принят издателем для каждого

Источник

      Я была счастлива настолько, насколько может быть счастлива женщина, но у каждого счастья есть свой срок годности, и моё изначально оказалось просроченным. Глупо верить, что человек может расстаться со своим прошлым и измениться. Люди не меняются, они надевают маску, подстраиваясь под обстоятельства и заставляя тебя верить, что это и есть их настоящее лицо. Пока вдруг неожиданно эта маска не раскалывается на части, и ты с ужасом понимаешь, что рядом с тобой всё это время находился совершенно чужой человек, а вся ваша совместная жизнь - сплошная ложь и бутафория.

      Последний раз, когда я смотрела в окно автомобиля на такие до боли знакомые пейзажи, я даже не думала о том, что покидаю эти места навсегда. Меня пожирала совсем иная тоска. Я потеряла намного больше, чем возможность просто оставаться в родном городе и в родной стране. Гораздо страшнее не чувствовать эту горечь эмигранта, который покидает родину, потому что иная потеря затмевала все эмоции, делая их ничтожными. Какая разница, на каком краю света грызть подушку, выть по ночам? Особенно, если особо и выбора не оставалось.

      Сейчас, глядя в окно такси, я снова ловила себя на мысли, что думаю только о том, успею ли я на похороны, и почему Руслан не отвечает мне на звонки. В который раз я набирала его номер и слушала монотонный голос на автоответчике. Еще нет паники, но есть то самое предчувствие, от которого сердце болезненно сжимается и уже не разжимается, а начинает саднить в груди. Я написала несколько сообщений Руслану и закурила, глядя, как проносятся перед глазами деревья, однотипные здания, так сильно отличающиеся от красочных строений Валенсии. Все-таки человек счастлив совсем не там, где его родина, а там, где он чувствует себя, как дома. Для меня дом был рядом с Русланом и детьми. Да, я наивно предполагала, что могу быть уверенной в завтрашнем дне, как и в мужчине, который

Источник